Кто хозяин стратосферы? Васенко, Федосеенко, Усыскин

30 января 1934 года при установлении нового мирового рекорда погиб экипаж советского стратостата «Осоавиахим-1». Авария произошла на территории Инсарского района Мордовии — таким трагическим образом наш регион вошел в историю отечественной стратонавтики. Сегодня о подвиге "советских икаров" в Саранске напоминают улицы Васенко, Федосеенко и Усыскина, а также памятник на Привокзальной площади.

Каждый, кто прибывает в Саранск поездом, неизменно увидит памятник Героям-стратонавтам — он находится рядом с железнодорожным вокзалом. Это один из классических и наиболее узнаваемых памятников города — до появления Собора Святого Феодора Ушакова он считался главной визитной карточкой Саранска и неизменно изображался на городских открытках и иной подарочной продукции еще с советских времен.

Памятник Героям-стратонавтам установили в 1963 году. Его создателями являются знаменитый советский архитектор Алексей Душкин и скульптор Алексей Письменный. Памятник представляет собой фигуру молодого мужчины в авиационном шлеме, развевающейся куртке, свитере и авиаторских унтах, установленную на высокий цилиндрический постамент, облицованный темно-серым лабрадоритом. На пьедестале выбиты портреты-барельефы Павла Федосеенко, Андрея Васенко и Ильи Усыскина и надпись: «Героям-стратонавтам».

Неподалеку от Привокзальной площади находятся улицы, названные в честь Васенко и Федосеенко. Это центральная часть Саранска. Улица Усыскина в столице Мордовии также есть, но она не так известна — расположена в микрорайоне, прозванном в обиходе Цыганским. Улица небольшая и удалена от городской суеты. При этом в честь Ильи Усыскина переименовали деревню Потиж-Острог Инсарского района Мордовии — место, где потерпел крушение «Осоавиахим-1». Ныне это село Усыскино.

По дороге в Инсар можно найти еще один памятный артефакт — воссозданную гондолу того самого стратостата.

Страшно представить, но когда-то люди поднимались на подобных конструкциях тысячи метров вверх — энтузиасты были движимы мечтой о полете и желанием покорять новые пространства. Благодаря подвигам стратонавтов человечество обрело дорогу к космосу.

Васенко, Федосеенко и Усыскин до трагического финала смогли набрать высоту в 22 километра — рекордную на то время [1934 год].

За несколько лет до полета советских стратонавтов выдающийся швейцарский ученый Огюст Пикар сконструировал и построил первый в мире стратостат — благодаря нему люди смогли подняться на высоту больше, чем 11 километров [то есть, преодолеть границу стратосферы]. Пикар смог модернизировать обычный аэростат, приспособив его к условиям разреженного воздуха и низких температур. Открытая корзина аэростата была заменена герметичной гондолой из алюминия, где сохранялось постоянное давление. Так появился стратостат FNRS-1.

27 мая 1931 года Огюст Пикар вместе с коллегой Паулем Кипфером совершили первый в истории полет в стратосферу, стартовав из немецкого города Аугсбург и достигнув высоты в 15785 метров.

Огюст Пикар и FNRS-1 | ©, Deutsches Bundesarchiv

Полет произвел фурор по всему миру. В СССР экспериментом Пикара также заинтересовались — достаточно быстро на государственном уровне приняли план, подразумевавший разработку аппарата, способного достичь высоты в 20-25 километров.

Первый советский стратостат создали в Бюро особых конструкций ЦАГИ и назвали просто — «СССР-1». 30 сентября 1933 года «СССР-1» взлетел со стартовой площадки в Подмосковье и достиг высоты в 19 километров. Экипаж [Эрнст Бирнбаум, Георгий Прокофьев и Константин Годунов] благополучно завершил полет и вернулся на землю, получив впоследствии огромное количество государственных наград.

Гондола стратостата «СССР-1» в музее ВВС в Монино | ©, Максим Судоргин

Параллельно с московскими коллегами в Ленинграде трудилась группа энтузиастов-инженеров местного отделения ОСОАВИАХИМа [Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству], также мечтавшая о полетах в стратосферу.

Стратостат, названный «Осоавиахим-1», приняли в эксплуатацию летом 1933 года, однако еще какое-то время было потрачено на утверждение научной программы полета, которая согласовывалась с биологами и учеными-физиками. Достаточно сказать, что один из членов экипажа — Илья Усыскин — был доцентом Ленинградского физико-технического института и учеником «отца советской физики» знаменитого академика Иоффе. Причем научную программу полета, касающуюся физических экспериментов, утверждал сам Абрам Федорович.

Командиром «Осоавиахим-1» назначили опытного военного пилота-аэронавта, выпускника Военно-Воздушной академии и факультета дирижаблестроения Комбината Гражданского воздушного флота Павла Федосеенко. Третьим членом экипажа стал один из конструкторов стратостата Андрей Васенко.

Первый старт «Осоавиахим-1» был назначен на сентябрь 1933 года, однако, в отличие от «СССР-1», полет не состоялся из-за плохих погодных условий. Так москвичи обошли ленинградскую группу. Полет перенесли на весну 1934 года, но экипаж «Осоавиахим-1» рапортовал о назначении старта на более ранний срок — в зимний месяц. Это было сделано для того, чтобы не упустить конкурентов из Москвы второй раз — группа, работавшая с «СССР-1», запланировала свой повторный полет и впервые в истории собиралась добраться до стратосферы зимой. Специалисты понимали, что зимние полеты крайне опасны — существовала реальная угроза обледенения стратостата, к тому же в это время года быстро темнеет, что значительно осложняет приземление.

Так или иначе, экипажу «Осоавиахим-1» дали добро на старт 30 января 1934 года. В этот день стратостат поднялся с площадки в подмосковном Кунцево и должен был побить рекорд «СССР-1» — преодолеть отметку в 20 километров над уровнем моря. Накануне полета Федосеенко, Васенко и Усыскин дали интервью и выступили по радио, сообщив, что свой рекордный полет посвящают съезду партии большевиков.

«Осоавиахим-1» перед стартом | Public Domain

Взлет произошел около 9 часов утра по московскому времени. Полет проходил по графику, связь поддерживалась с помощью радиограмм. В 11:16 экипаж «Осоавиахим-1» сообщил о достижении высоты в 20500 метров, но качество связи стало на тот момент уже очень низким — доходили лишь обрывки сообщений.

Около полудня связь с пилотами «Осоавиахим-1» была окончательно потеряна, и о его судьбе ничего не было известно несколько часов. Около пяти часов вечера покореженная гондола была обнаружена около деревни Потиж-Острог Инсарского района Мордовской автономной области [сейчас — село Усыскино Инсарского района Мордовии]. Полет завершился катастрофой, оборудование стратостата было разбито, члены экипажа погибли. Изучение бортжурнала и показаний приборов позволило по большей части восстановить картину катастрофы. Из записей, сделанных Васенко и Усыскиным, следует, что стратостат в 12:33 достиг рекордной высоты 22 000 метров, — продержавшись на этой высоте около двенадцати минут, начал плавное снижение. С целью ускорить спуск, экипаж открыл клапан, выпуская газ из шара и уменьшая подъемную силу.

Какое-то время скорость спуска была в норме, но затем стала стремительно нарастать, к высоте 14300 превысив ее вдвое. В 16:13 «Осоавиахим-1» спустился до 12000 метров. По мнению специалистов, на этой высоте температура воздуха и газа в шаре практически сравнялись, после чего подъемная сила аппарата резко упала. «Осоавиахим-1» стал снижаться с катастрофической скоростью. Последний шанс на спасение для Федосеенко, Усыскина и Васенко — покинуть стратостат и приземлиться с помощью парашютов. Но времени не хватило: чтобы открыть люк, нужно было отвернуть с десяток болтов, что в тех условиях оказалось невозможным…

Правительственная комиссия пришла к выводу, что главной причиной катастрофы стало превышение экипажем максимальной высоты полета, ставящей под угрозу жизнь людей. Эксперты резюмировали, что безопасный подъем на «Осоавиахим-1» было возможен только до высоты 20500 метров, а стратонавты поднялись на полтора километра выше.

Стратонавты «Осоавиахим-1»: Федосеенко, Васенко, Усыскин

Погибший экипаж «Осоавиахим-1» был удостоен высших государственных почестей. Прах Павла Федосеенко, Андрея Васенко и Ильи Усыскина был захоронен в Кремлевской стене, наряду с высшими государственными и военными деятелями. В честь погибших героев были названы улицы в различных городах страны, не только в Саранске. Есть проезд Стратонавтов в Москве, улицы Васенко, Федосеенко и переулок Усыскина в Санкт-Петербурге, улица Героев Стратосферы в Воронеже, улица Федосеенко в Нижнем Новгороде.

В условиях сегодняшнего дня тот полет кажется безрассудным, но в советское время рисковать жизнями ради науки не боялись. Важнее было стать первопроходцами, открыть новые горизонты. Гибель Васенко, Федосеенко и Усыскина не была напрасной — их полет стал одним из этапов на пути к триумфальному полету Юрия Гагарина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *