Павел Ягунов — командир легендарного «подземного гарнизона»

О Павле Максимовиче Ягунове в Мордовии говорят, почему-то, очень редко. Между тем, уроженец Чеберчино (ныне Дубенский район Мордовии) является ярчайшим героем Великой Отечественной войны. Полковник Ягунов вошел в историю как командир легендарного «подземного гарнизона» — именно он возглавлял оборону Аджимушкайских каменоломен в 1942 году. Сегодня мы расскажем об одной из самых известных «подземных войн» в […]

О Павле Максимовиче Ягунове в Мордовии говорят, почему-то, очень редко. Между тем, уроженец Чеберчино (ныне Дубенский район Мордовии) является ярчайшим героем Великой Отечественной войны. Полковник Ягунов вошел в историю как командир легендарного «подземного гарнизона» — именно он возглавлял оборону Аджимушкайских каменоломен в 1942 году. Сегодня мы расскажем об одной из самых известных «подземных войн» в истории человечества, и, конечно, о нашем великом земляке.

Павел Максимович Ягунов родился 10 января 1900 года в Чеберчино. Сейчас это маленькое село в Дубенском районе Мордовии с населением не более 500 человек. При этом Чеберчино является родиной многих храбрых героев: не только Ягунова, но и Героя Советского Союза Александра Андреевича Манина и обладателя двух орденов Красного знамени Василия Ивановича Кузьмичева.

Павел Ягунов достаточно рано ушел из семьи в поисках заработка. Уже в 19 лет он записался добровольцем в Красную армию. Принимал участие в боях с войсками генерала Деникина, в течение многих лет служил в Средней Азии, был командиром стрелкового полка на Дальнем Востоке и начальником Бакинского пехотного училища. Ягунова всегда характеризовали как очень волевого командира, грамотного тактически и стратегически. При этом Павел Максимович был человеком очень скромным, не любил почестей и внимания, и старался сперва обеспечить всем необходимым своих подчиненных, а лишь затем — себя.

С наступлением Великой Отечественной Ягунов уже был опытным военачальником. В сентябре 1941-го назначен командиром 138-й стрелковой дивизии, которая с середины января 1942 года в составе 51-й армии воевала на Керченском полуострове. В мае 1942-го Крымский фронт терпит поражение, войска вынуждены эвакуироваться на Таманский полуостров. Группу, прикрывающую эвакуацию, возглавляет Ягунов. Благодаря действиям его отряда основные силы Крымского фронта удачно эвакуировались, но сам Ягунов и его группа оказались полностью окружены немцами в районе Аджимушкая — небольшого поселка близ Керчи. К тому времени небольшой отряд пополнили несколько тысяч отступавших солдат и бежавших из города мирных жителей. Всего более 10 тысяч человек. Не оставалось другого выхода, кроме как спуститься в местные каменоломони — подземные пещеры, в которых издавна добывали известняк. В этих каменоломнях Ягунов и организует знаменитый «подземный гарнизон».

Сейчас каждый, кто едет в Керчь на отдых или по работе, может проехать немного за город и оказаться в Аджимушкае. Здесь работает Музей обороны Аджимушкайских каменоломен. Его посещение одновременно вызывает эмоции ужаса и гордости. Ужаса от понимания того, что перешлось пережить тогда людям, и гордости за их неимоверный подвиг. Войскам Вермахта пришлось долго преодолевать сопротивление «подземного гарнизона» — Аджимушкай стал для них настоящей «занозой». Из-за остающихся в каменломнях советских солдат немцы не могли перебросить военные части в помощь к регулярным войскам, осаждавшим Севастополь. Возможно, поэтому город-герой и продержался так долго.

Итак, 16 мая 1942 года Павел Ягунов вместе со своей группой спускается в каменоломни. В условиях абсолютной темноты, холода, недостатка пищи, воды и боеприпасов нужно было организовать гарнизон и некое подобие хозяйственной деятельности. При этом фашисты яростно пытались прорваться в каменоломни. И в таких условиях советским людям пришлось прожить очень много времени. Осада заняла 170 дней.

Темнота

Абсолютная темнота — первая проблема, которую нужно было решить гарнизону. Сейчас туристам приходится проходить по каменоломням с мощными фонарями, но все равно есть риск оступиться и упасть. К тому же, только в некоторых местах взрослому человеку можно вытянуться в полный рост, в основном — только согнувшись.

Тогда, в 42-ом, нужно было придумать какую-то систему освещения. Резали на лоскуты шины, поджигали их. Гарь наполняла легкие, оседала на глазах, но небольшой свет был. Также в гильзах от больших снарядов проделывали отверстие, вставляли фитиль и наполняли отработанным машинным маслом. Получалось что-то вроде лампады.

Для облегчения навигации по пещере использовали также обычные телефонные провода. Их протягивали из одной условной «комнаты» в другую — люди, держась за провод, передвигались по каменоломням. Темнота, иной раз, помогала гарнизону. Солдаты делали «сигналки» возле входа в пещеры из различных осколков. Как только немцы пытались проникнуть в каменоломни, дежурившие солдаты слышали сигнал и передавали сообщение командованию.

Жажда

Людям катастрофически не хватало воды. На поверхности было два колодца, которые жители Аджимушкая называли «соленым» и «сладким». Еще до войны «соленую» воду использовали для бытовых нужд, а «сладкую» — для приготовления пищи. Первое время бойцы гарнизона совершали вылазки на поверхность — каждое ведро воды оборачивалось гибелью нескольких солдат, поскольку территория, на которой находились колодцы, обстреливалась немцами. В скором времени фашисты взорвали оба колодца, и участникам гарнизона пришлось добывать воду внутри каменоломен.

Стали копать подземные колодцы. Долбить камень приходилось лопатами, кирками, ложками и всем, что попадалось под руку. Всё это — под тусклым светом самодельных и коптящих лампад. Удивительно, но таким способом удалось вырыть два колодца глубиной несколько метров. Они хоть как-то помогали людям с водой. У раненого была норма в две столовые ложки воды в день, здоровым же приходилось добывать воду самостоятельно.

Помимо колодцев был и другой способ получить воду. В некоторых местах каменоломен вода просачивается со стен и потолка. Не вода, конечно, а капли воды. Если пробурить небольшое отверстие и вставить трубочку (например, изоляцию от телефонного кабеля), то можно втягивать жидкость из породы. Но не глотать, а сразу же сплевывать в ведро. Таким образом вытягивали воду самые здоровые солдаты с мощными легкими. Конечно, попадавшая в их организм каменная пыль быстро подкосила здоровье. Но по-другому было нельзя — без воды выжить невозможно.

Голод

Первое время какое-то продовольствие удавалось передавать с поверхности через тайные ходы. Несколько раз проносили целую кобылу. Ее забивали, потрошили, варили. На какое-то время люди наедались. Закапывали отходы в виде копыт, кожи. Но потом приходилось откапывать отходы, переваривать и снова есть. С гнилью, червями..

Варили всё, что можно было варить. Обувь, ремни. Потом перешли на крыс. Сложилась целая наука поедания крыс. Есть можно было только тушку, так как лапами и хвостом крыса прикасалась к разложившимся трупам — их употреблять в пищу было опасно.

Несмотря не дичайший голод, в гарнизоне не было ни одного случая каннибализма. Ягунов и штаб смогли наладить должную дисциплину, и люди держались.

Болезни

В таких условиях люди часто получали инфекции, респираторные заболевания. Было много раненых от немецких пуль и снарядов. В это невозможно поверить, но в каменоломнях был собственный госпиталь. На ржавых операционных столах проводили операции, делали ампутации, перевязки. Без всякого наркоза, конечно. Единственное, солдаты научились варить самогон, благо запасов сахара было достаточно. Самогон и заменял наркоз. Как бы тяжело не было, но люди выживали. Не сдавались немцам.

Взрывы и газовые атаки

Фашисты тщетно пытались прорваться в каменоломни. После безуспешных попыток попасть внутрь каменоломен, они стали устраивать взрывы. В некоторых местах своды не выдерживали и обрушивались на участников гарнизона. Заваливало ходы, заваливало людей. Но гарнизон не сдавался. Более того, здесь даже проводили политсобрания и политбеседы, читали письма, выпускали собственную газету. Это был целый подземный город, существовавший благодаря организаторским способностям Ягунова.

Фашистов вскоре окончательно взбесила подземная армия, совершавшая эффективные вылазки на поверхность, и они устроили газовую атаку. Пустили ядовитый газ через естественную вентиляцию подземелья более чем на 8 часов. Они знали устройство советских противогазов, те максимум выдерживали 8 часов непрерывной подачи ядовитых газов…

После первой атаки в живых осталось около 3 тысяч человек. Ягунов приказал передать в эфир телеграмму: «Всем народам Советского Союза! Мы, защитники обороны города Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаёмся».

Со временем участники гарнизона научились защищаться и от газовых атак, прячась в самых отдаленных уголках пещеры. Но во время одной из вылазок погибает командир Ягунов. Согласно сохранившимся данным, в его руках взорвался боеприпас. Ягунов — единственный из гарнизона, кого похоронили в гробу, сколоченном их досок кузова грузовика.

Один из участников обороны, А. И. Лодыгин, вспоминал: «При Ягунове у всех находившихся в каменоломнях была уверенность в выходе из создавшегося положения. После гибели его многие, как говорится, повесили голову… Но после продолжительной разъяснительной работы вновь появилась уверенность».

Гарнизон держался до конца октября 1942-го года. Наконец, немцы проникли в каменоломни и вывели оставшихся в живых. Всего 48 человек. Из 13 000, спустившихся в каменоломни в мае.

Оборона Аджимушкайских каменоломен — та история, по которой можно и нужно снимать фильмы, писать книги. Хотя, конечно, это не передаст и толики того, что пришлось пережить людям тогда, в 1942-ом, в холодном поздемелье. Но хотя бы память о тех людях и событиях жить должна.

Останки Павла Максимовича Ягунова нашли во время одной из послевоенных экспедиций и перехоронили в центральном сквере Аджимушкая. Помните о нашем земляке-герое, будет возможность — навестите его могилу и посетите музей в Аджимушкае.

5 comments

  1. Ткачёв К. И.

    Для начала чуть чуть критики. Цитата: «Сегодня мы расскажем об одной…». Кто «мы»? Почему нет автора(ров)? Так же в материале имеются некоторые неточности по изложению фактов. И ещё нет информации о количестве посещений материала.
    По существу могу сказать, что такой материал нужен сейчас как воздух, потому, что значение прошедшей самой страшной войны, день ото дня размывается в умах наших граждан, особенно молодёжи. Я, посещая, несколько лет назад, Белоруссию, узнал, что там на государственном уровне заведено: каждый школьник должен посетить Брестскую крепость и Хатынь, чтобы знать и помнить, что такое война. Я иногда спрашиваю у молодых: «Вы знаете, что такое Хатынь?» Оказывается: НЕ ЗНАЮТ! И их нельзя за это винить. Потому, что Хатыни сейчас нет даже в школьных учебниках. Вот как далеко зашла деградация нашего общества. Думаю, что в нашей стране тоже нужно сделать обязательными для посещения школьниками, как минимум, таких священных мест: Волгограда (бывший Сталинград), 35-й батареи в Севастополе и Аджимушкая… Поэтому выражаю огромную благодарность за этот материал… Вот видите, а кому сказать слова благодарности и не знаю…
    P. s.
    В этом году исполняется 75 лет героической обороне Аджимушкайских катакомб. В этой связи я готовлю материал «Подвиг подземного гарнизона», который будет размещён на сайте «Саровский краевед» (sarpust.ru). А память о вашем земляке, как правильно сказано, ярчайшем герое Великой Отечественной войны, должна быть увековечена на его Малой родине, и этим нужно начинать заниматься уже сейчас, чтобы поставить памятник, например, к 75-й годовщине нашей Великой Победы. Но вот только кому этим заниматься, я тоже не знаю…
    Ткачёв Константин Иванович г. Саров

    1. madeinmordovia

      Константин Иванович, благодарим за отзыв. Выражаем полное согласие по поводу того, что сейчас во многом происходит утрата исторической памяти. Одна из задач нашего проекта как раз и заключается в том, чтобы писать о людях и событиях, о которых сейчас воспоминают очень редко.

      Автор конкретного материала — Руслан Дукин, г. Саранск. Счетчики на сайт и материалы пока не установили, сделаем чуть позже.

      Будем ждать Ваш материал, и готовы его разместить в наших сообществах.

      1. Ткачёв К. И.

        На нашем сайте «Саровский краевед» (sarpust.ru) размещён обещанный мной материал, но под названием «… бюргерам … было не дано это осознать…». А с памятником Павлу Максимовичу в его родном селе вышел конфуз — я ошибся, думая, что его там нет. Он есть, но без точной даты смерти, которую необходимо обозначить.

    2. Александр

      Здравствуйте. В наше время Саранск застраивается,много новых домов, можно назвать улицу. В Аджимушкае такая улица есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *